Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения:
Обычная версия сайта
Версия для слабовидящих

Администрация Жуковского района

Официальный сайт


15 апреля, 2020 | Рубрика: Новости и события

Жуковская Балтика судьбу переплела

Есть в Руднянском районе, что на Смоленщине, деревня с названием удивительным — Ходосы. Там в декабре 1912 года родилась Татьяна Агеевна Линова (в девичестве Белова). Семья, по тем временам, была большой, отца звали Агей Андреевич, а мать Мария Васильевна. Мать Агеевны приходилась троюродной сестрой композитору Михаилу Ивановичу Глинке, а сам великий композитор был ее прапрадедом. Рядом с деревней Ходосы располагалось поместье М.И. Глинки, в нем насчитывалось до 10-12 деревень. У родственников было приличное хозяйство, своя пасека, да и сами были небедными и … Были высланы с обжитого места, как репрессированные, и свое пристанище нашли в деревне Балтике Жуковского района.

К этому времени здесь уже осели раскулаченные латыши. Было их много, жили целыми семьями. При деревне был организован колхоз «Фабрициус». Пришлось привыкать к новой жизни. Татьяна Агеевна стала работать дояркой, трудилась ответственно, добросовестно, да так, что перед самой войной была награждена трудовой медалью «За доблестный труд», побывала на ВДНХ. Наградить — то наградили, а вот по возвращении из столицы довезли только до Брянска, а дальше до дома пешком. Благо, что шустрая да энергичная была. Это вот в старости выглядела она уже по-иному: невысокого роста, худенькая женщина, с небольшими, живыми глаза и впалыми щеками. Передвигалась, всегда опираясь на палку, крепко зажатую в изработанных руках, слегка переваливаясь при ходьбе с ноги на ногу. Была довольно таки общительна, разговорчива, но при этом удивительно рассудительна. При разговоре часто употребляла любимую свою присказку “ага, кажу”, при этом каждый раз то и дело потуже затягивала слабо завязанный под подбородком беленький платок. В деревне и дети, и взрослые почтительно называли ее по отчеству Агеевна. Часто бранила она мужа своего Константина, который любил иногда, как всякий русский мужик, пропустить рюмочку, другую. Это придавало ему живости и развязывало язык, и перебранка с обеих сторон всегда носила легкий, комический характер. Хоть и любила побранить она деда, Константина Егоровича, все знали, что это так, вроде бы для порядка, а внутри у нее была доброта.

Кстати, его в отличие от жены, почему-то называли по имени даже деревенские дети -Костиком. Он очень любил расспрашивать их о чем-либо, давать при этом строгие наказы и поучать. Его строгость никто не воспринимал всерьез, зная, что больше была она напущенной, это выдавали его сияющие озорно глаза, красноватый нос и легкое, вызывающее улыбку облизывание при разговоре верхней губы. Да и сам он, всегда подтрунивая, как-то уж очень добро улыбался. Был очень живым, подвижным мужичком, ростом повыше бабки Агеевны и моложе ее на 8 лет, родом не из местных, но наших, брянских краев. Родился в 1920 г. в Карачиже, бывшая деревня, что на склоне оврага Карачиж, в послевоенное время была присоединена к Брянску и является в настоящее время частью Советского района.

Перед войной в 1939 году Константин был призван в армию в Белорусский округ, там его и застала война. Тяжелые бои были под Пинском, когда немцы наступали, пришлось шесть месяцев пролежать в болотах. До конца войны был пулеметчиком. В составе Белорусского фронта дошел до Берлина и там встретил Победу.

После Победы еще три года служил в Германии.

По возвращении после службы приехал в гости к Арвиду Бондарю, своему сослуживцу, латышу, семья которого жила в Балтике. В деревне было много раскулаченных латышей. Надо сказать, что это были работящие люди. Таких же, рабочих кровей, был и Константин.

Отец его Егор Маркович всю жизнь батрачил, работал по найму, но, тем не менее, знал 7 языков, среди них чешский, немецкий, белорусский, украинский. Бывалый фронтовик устроился в колхоз на работу, был подворным бойцом и забивал скот.

За хозяйственность и деловитость его избрали председателем колхоза, был партийцем. Позднее работал лесником в лесничестве. Вся его послевоенная судьба связана с нашим краем. Здесь через Ивана Лазаревича Колотухина он знакомится с уже знакомой нам Татьяной Агеевной, и это знакомство перерастает в крепкую семью, в которой будет двое сыновей Александр и Владимир, воспитанных с честью.

В этой семье выросли еще двое ребят: Дмитрий и Евгений, которые были взяты под крыло после гибели Екатерины, подорвавшейся на мине сестры Татьяны Агеевны.

Катя была умной, хорошо знавшей и преподававшей немецкий язык, прекрасно пела и танцевала. Это ей досталось по материнской линии. Кстати, племянница Татьяны Агеевны Анна Ивановна Лучкина была солисткой Брянской областной филармонии, затем пела в ресторане «Русь».

Еще одной знаменитой родственницей, работавшей, правда, на другом поприще, была Ольга Ивановна Глинка, двоюродная сестра Михаила Ивановича Глинки, которая долгие годы работала врачом Жуковской районной больницы.

***

Много интересного я узнала от него и жены Татьяны Сергеевны, многое было известно мне самой, так как жила эта семья неподалеку, и я знала этих людей только с хорошей стороны.

Каждое утро, выходя на остановку, почему-то обращаю внимание на домик напротив. Здесь, в районе старой местной больницы, которой уже давно нет, когда-то жили они, мои односельчане, оставившие после себя добрый след и хорошие воспоминания.

Автор — А.Коцембина
Газета «Жуковские Новости»

Комментарии

Нет комментариев

Извините, но комментарии для данного раздела не доступны